Меню

Как убили бендера 12 стульев



Остап Бендер – реальная история великого комбинатора (2 фото)

Челябинск прославился как Танкоград благодаря своему танковому заводу. В строительстве предприятия принимал активное участие Осип Шор — человек, который признан основным прототипом Остапа Бендера, героя романов «12 стульев» и «Золотой теленок» Ильи Ильфа и Евгения Петрова.

«Русская планета» собрала подробности биографии Осипа Шора, которые не выглядят бледно даже на фоне приключений великого комбинатора.

Одесские аферы

— Долгое время считалось, что Осип Шор родился в Одессе, — рассказывает корреспонденту РП историк Борис Оксенкруг. — Но потом нашлись документы, по которым удалось установить, что его родина — маленький городок Никополь. Там у его отца был магазин, мельница и маленький свечной заводик. В Одессу купец 2-й гильдии Беньямин Шор с женой Куней перебрался только через год после появления на свет сына Оси, который родился 30 мая 1899 года. Новость, что прототип Остапа Бендера оказался не одесситом, а никополианцем, очень огорчила столицу юмора, которой льстило звание родины великого комбинатора.

В семье Шоров был еще один ребенок — Натан. В начале прошлого века он стал известным поэтом-футуристом и взял себе псевдоним Анатолий Фиолетов. А его младший брат Осип предпочитал, чтобы друзья называли его на украинский манер — Остапом, и даже подписывался этим именем. Об этом в книге «Алмазный мой венец» упоминает Валентин Катаев, который, собственно, и познакомил Илью Ильфа и Евгения Петрова с их будущим героем. Он прямо указывает на него как на прототип турецкоподданного: «Остап Бендер написан с одного из наших одесских друзей. Он был младшим братом одного замечательного поэта-футуриста… Брат футуриста был Остап, внешность которого авторы сохранили в своем романе почти в полной неприкосновенности: атлетическое сложение и романтический, чисто черноморский характер. Он не имел никакого отношения к литературе и служил в уголовном розыске по борьбе с бандитизмом, принявшим угрожающие размеры…»

— До того, как попасть в уголовный розыск, Осип Шор окончил мужскую гимназию Илиади — ту самую, где по воле авторов потом «учился» и Остап Бендер, — продолжает Борис Оксенкруг. — Осип питал склонность к точным наукам. Из всех гуманитарных предметов он проявлял интерес лишь к правоведению. Хорошее знание законов впоследствии очень пригодилось прирожденному авантюристу. После окончания гимназии он поступил на физико-математический факультет Новороссийского университета, но вскоре бросил вуз. А на жизнь зарабатывал карточными играми — таких людей тогда называли катранщиками. В этом качестве он преуспел больше, чем в учебе, с легкостью обыгрывая даже профессиональных шулеров.

Заветной мечтой Осипа было эмигрировать в Бразилию или Аргентину. Мечтая о дальних странствиях, он и одевался соответственно: носил светлую одежду, белую капитанскую фуражку и шарф. При его высоком росте — 1 м 90 см, в таком образе он выглядел впечатляюще.

В 1916 году отчисленному студенту пришла повестка в армию. Чтобы избежать воинской службы, он провернул свою первую аферу.

— По национальности Осип Шор был евреем, — говорит Борис Оксенкруг. — Но он решил выдать себя за турка — детей иностранных подданных в армию не брали. Придумал себе турецкого отца, подделал документы и без проблем избежал призыва. Да еще и сумел заработать на своей идее — помог нескольким землякам за небольшую плату стать «греками» и «курдами». Эта афера Осипа Шора подтверждена документально. Достоверность нескольких остальных вызывает большие сомнения, скорее их можно отнести к области фольклора.

Если верить городским мифам Одессы, то на следующую аферу Осипа Шора вдохновила случайная находка. Однажды на проселочной дороге он увидел курицу, у которой по неизвестной причине выпали все перья. Другой бы прошел мимо, а Остапа сразу же осенила идея, как сколотить капитал на больной птице. Он основал фирму «Идеальная курица», объявил себя профессором и стал читать лекции, объясняя, что это голое существо — плод трудов одесских селекционеров. Они сумели вывести породу, которую не нужно ощипывать, а можно сразу класть в суп или отправлять в переработку на мясо. Представители многих птицефабрик юга России заинтересовались открытием и заключили контракты на поставку чудо-птиц, внеся предоплату. Но когда пришло время получить первую партию «идеальных кур», директор исчез в неизвестном направлении.

Когда шум стих, великий комбинатор вернулся в Одессу и открыл новую контору — по продаже индульгенций. Отпущение грехов было очень востребовано среди налетчиков, которые хотели заранее спасти свою душу, отправляясь на дело. Решив увеличить доход, Осип начал продавать места на небесах — нарисовал схему рая и предложил каждому выбрать, где он окажется после смерти, по своему вкусу и карману. Лучшие места охотно раскупали состоятельные одесситы. Преуспевающий бизнес работал под прикрытием местных священников, которые получали процент с доходов. Но прикормить полицию Осип Шор не сумел, и контору пришлось закрыть.

Рассказывают, что периодически турецкоподданный зарабатывал, консультируя бандитов и придумывая для них схемы ограблений. Так, однажды он нащупал слабое место одного из местных банков — печные трубы. Банде Васьки Косого он посоветовал не взламывать дверь, а переодеться трубочистами и спуститься внутрь по веревке. Ограбление прошло идеально, а Осип Шор получил свою долю от добычи.

Беня Крик против Бендера

В 1916 году Осип Шор предпринял еще одну попытку построить честную карьеру и поступил на механический факультет Санкт-Петербургского института. Но началась гражданская война.

— Октябрьскую революцию Осип Шор встретил в Петербурге. Вскоре он решил вернуться в родную Одессу, подальше от небезопасных исторических событий, — рассказывает корреспонденту РП литературовед Ирина Ваганова. — Дорога домой через охваченную огнем страну заняла 10 месяцев. Шор пережил множество приключений, с которыми мы все прекрасно знакомы по романам Ильфа и Петрова. Чтобы заработать на пропитание, он выдавал себя за гроссмейстера и давал сеансы одновременной игры, хотя толком и не знал шахмат. В роли пожарного инспектора обирал учреждения, попадавшиеся ему по пути. Устроился художником на пароход, курсировавший с агитационными рейсами по Волге. Выдавал себя за представителя некой подпольной антисоветской организации и собирал тайные взносы на правое дело борьбы с большевиками. И даже женился на немолодой пышнотелой владелице мясной лавки, которую мы знаем, как мадам Грицацуеву. На ее содержании он пережил голодную зиму.

Читайте также:  Как украсить стул тканью своими руками

Вернувшись в Одессу, Осип Шор решил не ссориться с новой властью. Он поступил на службу в Одесский уголовный розыск, получив должность оперуполномоченного по борьбе с бандитизмом. Физическая форма позволяла: Осип с детства занимался классической борьбой, увлекался гирями. А его успехи в футболе были настолько впечатляющими, что один из первых российских летчиков и чемпион Европы по велоспорту Сергей Уточкин предрекал, что Ося Шор когда-нибудь станет мировой звездой этого спорта.

Хорошее знание преступного мира сделало нового опера настоящей находкой для уголовного розыска. Настолько, что легендарный Мишка Япончик — который и сам стал прототипом Бени Крика из рассказов Исаака Бабеля — «заказал» слишком ретивого сотрудника. Тот нанес банде, контролировавшей Молдаванку, серьезный урон: раскрыл дела об ограблении двух банков и мануфактуры, взял с поличным нескольких налетчиков и выбил из них показания.

— Трудно поверить, что прототипы Остапа Бендера и Бени Крика люто ненавидели друг друга, но этот так. Япончик объявил Осипа Шора своим личным врагом и поклялся ему отомстить. Первое покушение окончилось неудачно — Осип Шор уцелел в перестрелке в кафе, не получив и царапины, а четверо киллеров, как мы бы сейчас их назвали, погибли, — рассказывает Борис Оксенкруг. — Тогда бандиты предприняли новую попытку. Но по ошибке убили старшего брата Шора — Натана, который как раз собирался жениться и вместе с невестой выбирал мебель для их будущего дома. Получив известие о его смерти, Осип не спал несколько дней. Не был даже на похоронах брата. Громил малины, выбивая адрес убийцы. И сумел его узнать. Ворвавшись в квартиру, где бандит как раз гулял вместе с несколькими налетчиками, он расстрелял их всех из маузера. А убийцу брата поставил на колени и уже собирался застрелить, но увидел, что за сценой казни их отца с ужасом наблюдают пятеро маленьких детей. Осип Шор не смог нажать на курок. Разрыдавшись, он вместе с помилованным бандитом, раскаявшемся в своем преступлении, до самого утра пил самогон и читал стихи покойного брата. А наутро навсегда покинул Одессу и уехал в Москву, поклявшись никогда больше не брать в руки оружия.

Там Осип Шор почти сразу же угодил в Таганскую тюрьму — за пьяную драку с человеком, который оскорбил его спутницу. Но вскоре вышел на свободу: как только пришли данные из Одесского УгРо, его выпустили. Герою борьбы с бандитизмом предложили поступить на работу в Петроградский уголовный розыск, но он не изменил своего решения больше никогда не убивать людей.

В этот период своей жизни Осип Шор часто жил на квартире своего близкого друга — одессита Юрия Олеши. Историю своей богатой на приключения жизни Осип рассказал другому своему земляку — писателю Валентину Катаеву. А тот познакомил его со своим младшим братом Евгением Петровым и его лучшим другом — молодым журналистом Ильей Ильфом. Результатом этой исторической встречи стало появление на свет Остапа Бендера, приключения которого частично заимствованы из биографии Осипа Шора.

— В 1934 году, когда роман «Двенадцать стульев» стал культовым и разошелся огромными тиражами, Осип Шор решил, что ему причитается часть гонораров, — рассказывает Ирина Ваганова. — Он пришел к Ильфу и Петрову и потребовал заплатить деньги за то, что они пересказали его истории. Авторы подняли его на смех, заявив, что Остап Бендер — это образ собирательный. Тогда Осип устроил крупный скандал и потребовал как минимум воскресить героя, погибшего в конце книги. Авторы согласились, и этот компромисс привел к написанию продолжения — романа «Золотой теленок».

Остап Бендер строит ЧТЗ

Прочитав объявление в газете, что на стройке пятилетки — первом в стране тракторном заводе — требуются рабочие, Осип Шор отправился в Челябинск. Приехав на Урал, обнаружил, что директором Челябинского тракторного завода работает его старый знакомый — одессит Василий Ильичев. Тот пристроил приятеля на должность снабженца.

— В большинстве источников указано, что Осип Шор приехал в Челябинск в 1934 году и проработал на заводе до 1937 года, — рассказывает корреспонденту РП историк Сергей Спицын. — Но в государственном архиве Челябинской области сохранились документы, из которых следует, что он работал на ЧТЗ с 13 июня 1931 года по 20 октября 1932 года. Это подтверждают и сотрудники музея Челябинского тракторного завода: Василий Ильичев являлся директором предприятия с 11 мая 1931 года по 29 сентября 1932 года. А значит, челябинский период в жизни Осипа Шора никак не мог продлиться три года. К сожалению, личное дело Шора не сохранилось — оно было уничтожено за истечением срока давности. Однако известно, что в нем было 29 страниц — в несколько раз больше, чем у многих сотрудников, проработавших на ЧТЗ всю жизнь. Какие аферы великого комбинатора в нем были описаны, остается только догадываться.

Городской фольклор рассказывает, что Василия Ильичева арестовали как «врага народа» в 1937 году в его собственном кабинете. Осип Шор случайно оказался рядом и не смог спокойно наблюдать, как НКВД арестовывает друга, которому он был многим обязан. Попытался его защитить, началась потасовка. В результате арестовали и самого Осипа. В Челябинске верят, что он сумел сбежать, пока его вели в «воронок».

— Первый директор ЧТЗ Василий Ильичев действительно был репрессирован, но не в 1937, а в 1938 году, и не в Челябинске, а в Москве, — продолжает Серей Спицын. — Присутствовать при его аресте Осип Шор никак не мог, поскольку за экономические преступления, совершенные на должности снабженца, получил пять лет лагерей. Это, кстати, очень мягкий по тем временам приговор — по всей видимости, судьи учли героическое прошлое Шора. Начало Великой Отечественной войны он встретил за колючей проволокой. И сбежать сумел только по дороге на фронт, куда попросился добровольцем, чтобы получить свободу.

Читайте также:  Почему плохо выходит стул

Сбежав, Осип Шор долго скрывался от властей и пытался прорвать блокаду Ленинграда — попасть в окруженный город и найти своих родных. Но ему это не удалось. Зато с помощью Юрия Олеши он смог добиться амнистии и перейти на легальное положение. От пережитых потрясений у него началась экзема, которая переросла в рак кожи.

После войны Осип продолжал поиски. Ему удалось выяснить, что мать умерла от голода в блокадном городе. Но он сумел отыскать младшую сестру Эльзу (дочь его матери от второго брака), которую эвакуировали в Ташкент, и отправился за ней.

— Это звучит совершенно невероятно, но Осип Шор сумел победить рак, успешно излечившись от этой смертельной болезни, — говорит Ирина Ваганова. — К сожалению, не сохранилось подробностей, как ему это удалось. Вместе с сестрой он переехал в Москву и 15 лет проработал проводником поезда Москва–Ташкент. На пенсию вышел по инвалидности, поскольку почти полностью потерял зрение. Незадолго до смерти Осипа Шора была издана книга Валентина Катаева «Алмазный мой венец», и вся страна узнала, кто реальный прототип любимого героя. Осипа буквально атаковали журналисты. Но он категорически отказывался давать интервью, решив сохранить свои тайны. Умер в Москве, в 1978 году. Похоронен на Востряковском кладбище.

На родине, в Никополе, Осипу Шору установили памятник. На его основании написано: «Никопольчанину Осипу Шору. Он же сын турецкоподанного Остап-Сулейман Ибрагим Берта Мария Бендер-бей, он же Остап Ибрагимович, он же прототип великого комбинатора Остапа Бендера (И. Ильф и Е. Петров)».

Источник

Как убили бендера 12 стульев

Бендер родился то ли в 1900 году (в «Двенадцати стульях» летом 1927 года он называет себя «мужчиной двадцати семи лет»), то ли в 1897 (в «Золотом теленке» осенью 1930 года Бендер говорит: «Мне тридцать три года, возраст Иисуса Христа…»).

Прошлое Остапа весьма туманно. Авторами романов его прошлое упоминается вскользь:

По одной из версий, упоминание о «турецком подданстве» отца и отчество «Ибрагимович» не указывают на этническую связь с Турцией [1] . В этом современники видели намёк на жительство отца Бендера в Одессе, где евреи-коммерсанты принимали турецкое подданство, чтобы их дети могли обойти ряд дискриминационных законоположений, связанных с конфессиональной принадлежностью, и заодно получить основания для освобождения от воинской повинности. Кроме того, имя Ибрагим, как известно, является арабской формой имени Авраам.

По другой версии Ильф и Петров намеренно дали Бендеру «интернациональное» (украинско-еврейско-турецкое) имя как раз для того, чтобы исключить указанные выше толкования и подчеркнуть универсальность, всеобщность этой личности. Как известно, Одесса — город интернациональный, каким был и дуэт авторов «Двенадцати стульев» и «Золотого телёнка». Данная версия является более спорной по сравнению с первой, ибо в конце XIX—начале XX веков в Одессе, где проживало значительное число евреев, их численность увеличилась. В том числе из-за бежавших туда от погромов (в частности, из еврейского местечка Бендеры).

Очевидно, что Бендер учился в гимназии, так как он однажды припоминал латинские слова-исключения, зазубренные там (роман «Золотой телёнок», гл. XVII). Кроме того, в том же романе (гл. XIII), на упоминание Васисуалием Лоханкиным о сермяжной правде жизни, Остап Бендер со знанием дела замечает:

Известно, что в 1922 году Остап Бендер сидел в Таганской тюрьме, где его увидел Яков Менелаевич (администратор театра «Колумб»), сидевший там же по «пустяковому делу» [2] . Современному читателю и невдомёк, почему в тексте упомянут именно 1922 год, почему именно тогда оба они оказались на свободе и Бендер, по выходе из тюрьмы, начал «чтить уголовный кодекс» и заниматься использованием 400 «сравнительно честных способов отъёма денег» не у пролетариата и крестьянства, а у таких людей как Корейко, то есть у лиц, имевших нетрудовые доходы, и нэпманов.

Дело было в том, что по указанию В. И. Ленина, заменившего политику «военного коммунизма» «новой экономической политикой» (НЭПом), мошенничество из разряда преступлений перешло в категорию аморальных проступков, ибо деньги и ценности изымались у их владельцев ненасильственным путем. Жертвы, как любил говаривать сам Остап Бендер, приносили их ему и подобным ему сами, «на блюдечке с голубой каемочкой», а это, на взгляд тогдашних большевиков, ничем не отличалось от торговли, которая в их глазах считалась разновидностью надувательства граждан, но разрешалась законом. В 1920-е годы были приняты УК РСФСР (1922), УПК РСФСР (1922), «Основные начала уголовного законодательства СССР и союзных республик» (1924), УК РСФСР (1926). Одновременно с введением этих законов, была произведена амнистия всех, содержавшихся в переполненных тюрьмах, заключённых «по пустяковым делам» и по статьям тех преступлений, которые были отменены (утратили силу), то есть декриминализированы сами деяния и лицо, освобожденное в связи с декриминализацией, отпускалось на свободу не по амнистии, а в связи с тем, что закон уже не считал их действия криминальными. В отличии от Якова Менелаевича, за которым по освобождении по амнистии продолжала числиться судимость, Бендер судимым не считался, ибо такого преступления более не было. Именно по этой причине Остап Бендер мог стать героем сатирического произведения, ибо большевики приняли решение бороться с «аморальщиной» путем перевоспитания в обществе (коллективе), подвергая их высмеянию и осуждению.

Кроме того, Остап по крайней мере один раз был в Средней Азии до 1930 года.

«Двенадцать стульев»

Так в романе впервые появляется великий комбинатор.

Читайте также:  Как называет стул от компьютера

По мнению ряда комментаторов романа (в частности, М. Одесского и Д. Фельдмана), описание свидетельствует о том, что в Старгород вошёл заключенный, неоднократно судимый и совсем недавно освободившийся, то есть преступник-рецидивист (мошенник, так как сразу после освобождения строит планы, связанные с мошенничеством). В самом деле, бездомный бродяга, не имеющий холодной весной (лед на лужах) ни пальто, ни носков, но путешествует в модном костюме и щегольской обуви:

Зато для рецидивиста тут нет ничего необычного. Квартиры у него нет и быть не должно — советским законодательством предусматривалось, что осуждённые «к лишению свободы» лишались «права на занимаемую жилую площадь» [3] . Значит, бездомным он стал уже после первого срока, вернуться было некуда, и гардероб хранить ему было негде. Если «молодого человека лет двадцати восьми» арестовали до наступления холодов, то пальто он не носил. Туфли и костюм Бендер сохранил, поскольку их отобрали после вынесения приговора и вернули при освобождении, носки же и белье, которые арестантам оставляли, изветшали.

Аферы

Живость характера и любовь к денежным знакам позволяли Остапу проводить довольно остроумные аферы, жертвами которых становились большие группы людей одновременно.

В Старгороде Остап в один вечер сколотил подпольную организацию для свержения Советской власти — «Союз меча и орала». Её члены, старгородские «бывшие» и нэпманы, настолько уверовали в серьёзность затеи, что в конце концов явились с повинной в ОГПУ, а у одного из них Бендеру ещё дважды удалось получить денежные субсидии на «святую цель».

В приволжском городке Васюки Остапу удалось выдать себя за международного гроссмейстера, дать сеанс одновременной игры в местной шахматной секции (которая с лёгкой руки Остапа была переименована в «Клуб четырёх коней»), и убедить наивных провинциалов в реальности организации «Международного Васюкинского турнира 1927 года», на котором должны были встретиться сильнейшие шахматисты современности. А после проведения турнира Васюки с передовой идеей шахматной мысли должны были стать новой столицей СССР (Нью-Москва), а впоследствии — и всего мира.

Получив в в своё распоряжение автомобиль Адама Козлевича, Бендер по пути в Черноморск успешно выдавал себя за командора большого автопробега, «снимая пенки, сливки и тому подобную сметану с этого высококультурного начинания».

Убийство и воскрешение героя

В предисловии к «Золотому теленку» Ильф и Петров в шутливой форме рассказали о том, что к концу написания «Двенадцати стульев» возник вопрос об эффектной концовке. Между соавторами возник спор, убивать ли Остапа или оставить в живых. В конце концов, решили положиться на жребий. В сахарницу положили две бумажки, на одной из которых был нарисован череп с костями. Выпал череп — и через тридцать минут великого комбинатора не стало.

По свидетельству брата Е. Петрова — Валентина Катаева (в книге «Алмазный мой венец») сюжетная основа «Двенадцати стульев» была взята из рассказа А. Конан-Дойля «Шесть Наполеонов», в котором драгоценный камень был спрятан в одном из гипсовых бюстиков французского императора. За бюстиками охотилось двое преступников, один из которых в конце концов был прирезан бритвой своим сообщником [4] . Кроме этого Катаев упоминает и о «уморительно смешной повести молодого, рано умершего советского писателя-петроградца Льва Лунца, написавшего о том, как некое буржуазное семейство бежит от советской власти за границу, спрятав свои бриллианты в платяную щетку».

В романе «Золотой телёнок» Остап «воскрес». Шрам на шее, описанный авторами, говорит о том, что студент Иванопуло вернулся домой достаточно вовремя для того, чтобы «хирурги смогли спасти мою молодую жизнь».

В конце «Золотого телёнка» Остап был ограблен румынскими пограничниками при переходе границы, но остался в живых, что может говорить о намечавшемся продолжении приключений Остапа.

В 1933 году в печати появились анонсы третьего романа о Бендере под условным названием «Подлец», но этот замысел Ильфа и Петрова остался неосуществленным. Зато в конце XX века на рынке появилось несколько «продолжений»: А. Вилинович «Дальнейшие похождения О. Бендера» (1997), Петр Ильфов «Рог изобилия» (1999).

«Золотой телёнок»

По мнению комментатора Даниэля Клугера [5] , структура «Золотого телёнка» представляет собой классический детектив, элементы которого пародируются.

Вся дилогия представляет собой биографию авантюриста, который поначалу был уголовником, а затем стал сыщиком, своего рода подпольным советским Видоком или Арсеном Люпеном.

Действия Остапа Бендера в первой части его биографии («12 стульев») легко подпадают под соответствующие статьи Уголовного кодекса, в то время как во второй части — «Золотом телёнке» — он, по сути, расследует преступление. Подобная двойственность героя вполне в духе классического детектива.

Образ Бендера в романах

Можно заметить, что образы Бендера в романах «Двенадцать стульев» и «Золотой теленок» довольно сильно различаются. В «Двенадцати стульях» его образ довольно схематичен, фактически это условный персонаж. Он практически не совершает ошибок, всё ему дается удивительно легко. В «Золотом теленке» образ Бендера более глубок, в нём уже можно почувствовать живого человека, со всеми его болями, радостями и мечтами.

Бендер-«управдом» в некоторых подражаниях Ильфу и Петрову

Возможные прототипы Остапа Бендера

Основным прототипом Бендера считается Осип Шор. Он родился 30 мая 1899 в Никополе [6] . В 1917—1919 пытался учиться в Петроградском Технологическом институте, но, возвращаясь в Одессу, пережил массу авантюр: с целью добычи средств к существованию представлялся то художником, то шахматным гроссмейстером, то женихом, то представителем подпольной антисоветской организации [7] .

По мнению исследователя Сергея Белякова, прототипом Бендера является Валентин Катаев [8] .

Некоторые исследователи считают, что в образе Бендера воплотились характеры и трёх его создателей (включая Валентина Катаева). От Катаева взяты черты наглого провинциала, от Петрова — неисчерпаемая страсть к шуточкам, от Ильфа — скепсис и элементы разочарованности. Таким образом, Бендер уникален тем, что в его характере, как в калейдоскопе, проворачиваются характеры трёх совершенно разных лиц, что придаёт ему незаурядную художественную глубину.

Источник

Adblock
detector